Завершение карьеры

В виде награды за победу в чемпионате СССР мне было предложено съездить в США на Игры Доброй Воли. Правда, за свой счет. Да и то это стало потому возможным, что многократный чемпион по гиревому спорту Сергей Мишин от поездки отказался. Спонсорством тогда еще и не пахло, а тратить свои деньги Сергей нужным не счел.

Я же считал по-другому. Во-первых, деньги у нас с женой были. На ее сберкнижке. Это ее родственники на свадьбу подарили, так что как раз хватило. Ведь потратить их в РСФСРе в 90 –м году было практически невозможно, а стоимость поездки по тем деньгам равнялась 3500 рублей. Зарплата у меня в то время была на уровне 200 рублей, плюс мне удалось-таки выбить себе за чемпионство стипендию, так что небольшие долги меня не пугали. А как я справедливо считал, другого шанса посмотреть заветные края у меня может не случиться! Правда, сейчас все изменилось, изменились и мы. И теперь мне не так уж и неинтересно ехать в Америку.

А тогда, поцеловав жену и только родившуюся дочку, я отправился в вояж. В Москве в гостинице «Спорт» в ожидании отлета я познакомился с тренером по легкой атлетике из Бреста Володей, вылетавшим на Игры поддержать свою ученицу. Тренер-энтузиаст, он также летел за свой счет. В самолете обнаружилось, что других людей, имеющих непосред-ственное отношение к спорту, там не оказалось. Это были в лучшем случае функционеры от спорта, секретарши, победители всевозможных конкурсов и олимпиад. И даже то, что все они были командированы в Америку различными организациями, не могло испортить того приподнятого состояния, в котором мы с Володей находились.

"Неприятности" начались уже в аэропорту Сиэтла. Не успели мы выйти по рукаву в зал, к нам тут же устремилась улыбчивая толпа подростков в странной униформе, чтобы, как мне лично показалось, отобрать у меня мою набитую подарками спортивную сумку. Как потом недоразумение объяснилось, это были скауты. Их премировали работой в качестве грузчиков на Играх, но мы-то этого не знали! Скауты были отогнаны, и мы затем поехали на автобусе в местную школу. Там нас ждали.

Как оказалось, нас решили поселить в семьях Сиэтла, выигравших это право в каких-то местных состязаниях. Мы с Володей молили Бога, чтобы не попасть к неграм или вегетарианцам, и были услышаны. Свою семью я опознал без труда. Симпатичная белая пара средних лет огромной растяжкой приветствовала на чистом русском гиревика Сергея Мишина из Калуги. Улыбаться я тогда умел не хуже америкосов, и вскоре довольные мною Роб и Лори уже вели меня по направлению к солидному джипу. Смена часовых поясов, новые впечатления расслабили меня, и я только чудом вспомнил про свою драгоценную сумку. Точнее, вспомнил и попрощался с ней, поскольку не сомневался, что ее уже стащили – автобус уже испарился, гиды с языком тоже, да и площадь перед школой стремительно опустела. Но расстроиться мне не удалось - сумка моя одиноко ждала меня на площади.

Не буду долго занимать читателя описанием своего пребывания в Сиетле. Принимали меня что шейха. Для меня было предложено более 80 мероприятий на мой выбор! Понятно, необъятное за 8 дней не объять. Но кое-что я все-таки успел и домой летел с чувством перемен. Оказалось, что звериный оскал капитализма не так уж и страшен. И иметь свой дом и бизнес совсем не так плохо, как я до этого презрительно думал.

Посмотрев на себя со стороны повнимательнее, я как-то постепенно начал утрачивать интерес к делу своей жизни. Хотя, конечно, по-началу без шашек я себя не представлял и по инерции еще пару лет поиграл, но уже без особого энтузиазма. Куда-то исчезло спортивное честолюбие, а без него какой ты спортсмен! Ну, в самом деле, ведь игра на высшем уровне требует огромных энергетических и умственных затрат, а отдачи в финансовом плане никакой. И мой пример показателен – я поднимаюсь на вершину, а на ней кроме глубокого морального удовлетворения – ничего! А ведь тридцатник уже на носу, нервишки порой сдают, и просвета не видно. Только и слышишь про неолимпийский вид. Правда, как очки по осени считать, так тут шашки наравне со всеми...

Хотя некоторым чемпионам удалось получить неплохую отдачу в виде жилья, например. Норвайшас поведал, что ему аж на выбор предложили - хату, бабки или тачку. Кандаурову тоже повезло, но вроде у него "толкач" был - Горбачев ( Сергей, не путать с Михал Сергеичем).

Окончательно меня добил следующий, юбилейный чемпионат СССР, который должен был состояться в Москве. Готовились к нему мы с Ионом Доской как надо - на озере Круглом под Москвой, так называлась база подготовки гимнастов и пловцов. Лес, бассейн, питание от пуза – прибывший под занавес сбора Шварцман с трудом узнал нас в двух отъевшихся сонных боровиках. Но когда он, куражась перед своей юной подругой, решил с наскока показать ей свой класс блиц-игры, не тут-то было.

Я недовольно встал с кровати и сразу взял Шварца в шашечный оборот. Через полчаса девушка с тревогой спросила:

- Саша, что происходит? Ты же говорил, что играешь сильнее всех в мире?

Шурик не отвечал – тут ноги бы унести. Девушка шепотом расспрашивала Доску, кто этот бородатый мужик, что прессует ее чемпиона. Ион терпеливо объяснял ей, что ничего страшного не происходит. Может, в другой день Саше больше повезет. Но почему-то в оставшиеся нам на сборе дни Саша испытывать судьбу не захотел...

В Москве мы с Ионом решили – если не удастся заполучить себе по одноместному номеру, поселиться вместе. Это оказалось несложно – организаторы оказались на редкость чуткими к нам, тем более, что я проходил как действующий чемпион. Правда, в номере оказалось еще двенадцать человек. Там были шашисты, пловцы и просто командировочные. Кроткие шашисты и не пытались бунтовать. Пришлось напрячься, создать группу протеста и призвать бойкотировать чемпионат. Горбачев,Доска, Юмшанов и я отправились к зав-зам-спортом, и не напрасно.

В результате впервые в истории спортсмены одолели функционеров. Чемпионат был сорван и назначен позже в Мариуполь. В связи с возникшей паузой у моего друга Иона появилась возможность догнать делегацию Молдовы в круизе по Европе.

Я, на правах бывалого за границей, консультировал Иона в плане того, что взять с собой в дорогу. Дело в том, что Иону предстояло догонять своих автостопом – с валютой и тогда были проблемы. Я же был уверен, что в перемещениях по Италии незаменимы будут одежда и предметы армейского происхождения. Благо тогда в Москве вовсю еще работал Военторг, мы набили целый чемодан всякой всячиной. И, правда, этот чемодан и его содержимое полностью достался итальянцам. Как только взволнованный первыми шагами по Риму Ион опустил его на мостовую Вечного города, чемодан тут же украли. С удовольствием написал бы и о дальнейших приключениях молдаванина за рубежом, да надеюсь, что он это сделает лучше в собственных мемуарах.

Но вся эта свистопляска с отказом играть даром пройти не могла, и в Мариуполе я ничего не смог показать. Да и город, скажу я вам, встретил неласково. Расположенный на берегу Азовского моря, он прославился не базами отдыха и курортами, а комбинатом «Азов-сталь». Смог в городе стоял такой, что иначе чем с помощью шарфа или марлевой повязки дышать было опасно. Эстонец Арно Уутма в первый же день, хлебнув местного воздуха, упал в обморок. А ведь Арно не из нежных – я-то знаю, что для него выпить залпом стакан водки не вопрос. И работал он не где- нибудь, а на стройках Эстонии, а тут свалился, как подкошенный.

Что касается меня, то я просто не мог заснуть. В первом туре замучив Саядяна, я с +1 просочился в финал, но в подобном самочувствии делать там было нечего. Примерно с месяц после возвращения домой меня мучили боли в желудке и тягостные мысли. Уж больно мне хотелось изменить жизнь к лучшему в материальном плане. Ведь мы с семьей оказались в 9-ти метровой комнате трехкомнатной квартиры, где кроме нас троих проживало еще пятеро родственников!

На помощь пришел случай. Как-то Сергей Горбачев обмолвился, что может быстро сделать загранпаспорт с визой. Где-то в памяти это отложилось, а в нужный момент информация выскочила. Заказы посыпались, как из ведра. И вскоре я с удивлением обнаружил, что денег у меня выходит больше, чем я привык тратить. Появилась возможность для развития, и я ее не упустил. Но это вряд ли интересно читателю. Ведь я пишу о шашках, поэтому отвлекаться на мелочи не стану.